Несколько слов об Уайльде

На самом деле не совсем об Оскаре Уайльде собирался написать. Когда я читал De profundis, у меня в голове возникла идея, потом я отказался от нее в пользу других — ну мало ли у кого возникнет такая же идея.

Идея заключалась в следующем. После освобождения из тюрьмы Уайльд переехал во Францию, сменил имя и жил затворником и ничего уже не публиковал (ну кроме Баллады Редингской тюрьмы). И вот тут достаточно какой-нибудь небольшой мистификации, найденной где-то тайной рукописи или еще чего-то для основы романа… А почему нет, если через более чем двадцать лет после смерти писателя состоялся спиритический сеанс, где Уайльд общался с медиумом?..

Но, как я уже сказал, я отказался от этой затеи. (Подхватывайте идею, графоманы!)

А тут такая новость — найдены письма и рукописи Уайльда, которые пятьдесят лет считались потерянными. Вот и еще материалы для романа…

Бойцовский клуб: философия или фетиш?

Имея мыла в избытке, можно взорвать все, что угодно.

Сейчас я полезу на минное поле. Но почему бы и нет?

Вы помните, как Бойцовский клуб вошел в вашу жизнь? Вы помните, как вы были очарованы? Если нет, то нам с вами не по пути. Я лично помню. Нашей компании достались приглашения на предпремьерный показ фильма, вроде бы их раздавало радио Maximum. Каким-то немыслимым образом наша большая ватага залезла в Андрюхину пятерку и мы поехали на Пушкинскую смотреть кино.

Читать далее «Бойцовский клуб: философия или фетиш?»

Бедность не порок

Что же есть бедность? Стечение обстоятельств, экономическая несправедливость, последствия стихий… что? Не важно, искать причины бедности, на мой взгляд, бессмысленно… больше толку будет от борьбы с бедностью. Хотя бы даже и от «пустых слов» о ней, ведь не замечать ее невозможно.

Писать о беднейших странах мира не стану — и в своем отечестве хватает бедняков. Пройтись по улице, заглянуть в метро или продуктовый магазин. И я не про лиц без определенного местажительства, про них и так все знают. Я про других людей, которые часто оказываются никому не нужными, особенно государству — о пенсионерах.

Сколько угодно можно ругать советский строй, но, согласитесь, социальная структура была очень хорошей. Медицинская, пенсионная и образовательная системы были хорошими, если не сказать одними из лучших в мире. Это факт. И это самая большая потеря, я считаю, после распада СССР. Да, ломать — не строить… Кого винить? Власть? Думаю, нас самих.

…Каждая новая реформа — удар по старикам. Манипуляции с денежными средствами, экономические аферы, кризисы, спекуляции с нефтью, акция-облигациями обогощают нексколько процентов населения, разоряют пенсионеров и тех, кому только предстоит ими стать. В том числе и нас.

При чем тут книги? Как это связано с литературой? Никак. Не сомневаюсь, что и пенсионеры читают, а не только смотрят телевизионные ящики… И даже среди бездомных попадаются люди, запросто цитирующие стихи. Лично видел такого человека,собирающего, к сожалению, на бутылку водки.

Это просто мысль про бедность…

Библиотека

Друзья продолжают присылать нам фотографии и рисунки, связанные с книгами. И вот недавно Денис поделился такой картиной.

Напомню, что любой читатель может прислать нам все, что связано с книгами (например, рецензии или фотографии). Просто пишите на

Положительный герой

Это что-то вроде эссе, или мыслеразмышления на заданную тему. Дело в том, что недавно Сергей Петрович Толкачев, мой мастер в Литинституте, предложил мне поразмышлять над концепцией «положительного героя» — возможно ли его существование в том мире, что нас окружает в настоящий момент, можно ли реализовать положительного (при условии его существования) героя…

Я задумался, и в один бессонный вечер написал этот текст. Хочу предупредить, что никакого глубокого анализа я не проводил, писал просто о том, что всплывало в сознании. И вообще, данный текст можно воспринимать как юмористический. Однако установок давать не хотел (но не получилось), так что выношу на обсуждение, которое надеюсь, подкинет еще несколько правильных мыслей. Читать далее «Положительный герой»

Пять фактов о…

То, что вы не могли знать о Владимире В. Болотине, авторе этого блога.

Во-первых, читать я научился за пару месяцев, перед самой школой. Со слезами, каждый день под присмотром Екатерины Осиповны, моей бабушки, я штудировал азбуку. На скорость потом читал в классе лучше всех. Однако сейчас читаю медленно, с расстановкой… Читать далее «Пять фактов о…»

Разговоры про книги

Сегодня у нас эксперементальный пост. Хотя это не совсем пост. Это подкаст.

В Киеве я познакомился с Максом и Йохой. Это они записали JoCast специально для ПС, за что им огромное спасибо. В основе — мои вопросы, которые я готовил для интервью, которое хотел взять у ребят. Но им удобнее оказалось записать подкаст.

Так что слушайте.

[audio:http://rpod.ru/personal/storage/00/00/00/10/26/jocast_68.mp3]

Получилось очень, мне кажется, здорово.

О комментариях в книгах

Ехал вчера в метро, читал Газданова и поймал себя вот на какой мысли. В книге нет комментариев; сноски с авторским переводом французских фраз есть, а комментариев — нет. Когда я читаю зарубежных авторов, то всегда пользуюсь комментариями — они позволяют получить дополнительную информацию, восполнить мои пробелы. Читать далее «О комментариях в книгах»

Интересные идеи — это голоса в голове

В скором времени ПС изменит свой облик, и благодарить за это надо Дениса Перехреста, известного в Сети под скромным ником Number One. Поэтому сегодня я решил разбавить (для некоторых) скучную книжную тему беседой с дизайнером. Вместо работы я взял у Дениса средних размеров интервью, которое и предлагается вашему вниманию.

Читать далее «Интересные идеи — это голоса в голове»

По итогам воскресного вечера

Вчера выдался хороший футбольный день, а вечер я скоротал перед телевизором. Смотрел Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым. Все из-за анонса:

40% россиян в этом году не прочитали ни одной книги.

В студии были Михаил Веллер, Дмитрий Липскеров и Сергей Минаев. Веллер говорил как-то витиевато и умно, местами даже непонятно. Липскеров и Минаев — просто, последний даже шутил. Дебаты, как мне показалось, превратились в подобие кухонной беседы.

Говорили о книжном кризисе, который был и на Западе. Читать стали меньше, потому что есть куда тратить энергию (Веллер), что появилось много информационных источников и развлечений (Минаев). Если человек (пусть графоман) может написать страницу, или даже четыреста, то такой человек в принципе может повести за собой (Липскеров). Государство стало обращать внимание на писателей, а писателю надо, чтобы его оставили в покое.

Липскеров и Веллер вспомнили СССР, большие тиражи и Союз писателей. Надо было написать две книги, стать членом СП и получать 200 рублей в месяц, ничего не делая (Липскеров). И если нечем будет заняться, если будут только читать, то мы опять вернемся к тоталитарному обществу (опять Липскеров).

Появляются ли новые писатели? Появляются (и не только Робски и Собчак), но ими никто не занимается, потому что они не интересны издательствам. В принципе, продать можно все, если хорошо завернуть (Минаев). Могут появиться новые Булгаковы и Бунины, и читать их будут, если красиво упаковать (опять Минаев).

Короче, еще не все потеряно.