По Э.А. Колодец и маятник

Думается, что имя Эдгара Аллана По знакомо каждому, кто-то считает его предтечей научной фантастики, кто-то первым автором рассказов ужасов, кто-то родоначальником детективного жанра, или как Бодлер или Бальмонт, скажем, великим поэтом, основоположником «символизма». Скорее всего и в По и в его творчестве сочетается все — ведь «есть избранники, которым дано в каждую полночь видеть привидения и с каждым рассветом слышать биение новых жизней».

Буквально на днях делал работу про Эдгара По, прочитал в связи с этим замечательные статьи Константина Бальмонта и его очерк о жизни амриканского писателя. И действительно, глядя на тяжелую биографию По и его творчество, замечаешь, что все очень сильно переплетено…

Читать далее «По Э.А. Колодец и маятник»

Это подзарядка наших батарей…

Самое интересное вот в чем. Вчерашняя запись Очередная хйнуя, прости господи оборвалась на полуфразе, но на это даже никто не обратил внимания. Зато многие почему-то решили, что конкурс будет связан с написанием про книжку или про литературу в частности… Для меня — это подтверждение слов Эко о том, что читатель видит в тексте то, что хочет видеть, интерпретирует по-своему, и тем более это так, когда текст читается с обычной скоростью и один раз. Никоим образом не хочу сказать, что читатели невнимательны, просто это особенность восприятия. Оставим. Вчерашняя запись дала мне очередной толчок для раздумий — в самых разных областях (и социальные сети, и конкурсы, и блогосфера, и литература…). Интересный вывод я для себя сделал, что в общем-то не нужно прикладывать никаких усилий для флешмоба, допустим, достаточно написать «провокационное слово»… Однако флешмоб (совершенно спонтанный, к слову, ведь тема про него в заметке возникла совершенно случайно и уже перед самым нажанитем на кнопку «опубликовать»). Всем спасибо за участие, за ваше мнение и комментарии. Комментарии ваши в блоге и «приватное» общение с некоторыми из вас тоже оказались полезными. Самый главный вывод — конкурс будет. Подробности позже.

Бессоница как муза

Ну не совсем я, конечно, рад тому, что не могу уснуть до утра. Потому как утром на работу. Но однако пока не засыпается в голову приходят мысли… Среди ночных гостей —

  • некий сюжет для текста (не факт, что это будет роман или даже повесть, и не факт, что получится рассказ, так что просто — текст),
  • некоторые идеи для нового проекта (блог о… не буду пока говорить что-то конкретное, заикнусь только о том, что может получиться очень интересно, если правильно приложиться к этому),
  • мечты о мировом господстве и несметных богатствах то есть о том как построить мир во всем мире (каким-то странным образом сюда просочилось),
  • снова конкурс (на этот раз совершенно не тот, что уже прошел незамеченным, поэтому и вспоминать не стоит), пока в голове четко все не оформится — ничего тут не появится. И точка.

А чем вы занимаетесь ночами, когда вам не спится? Когда подолгу не можете заснуть? Я ворочаюсь. И вот уже несколько ночей подряд говорю себе — если будешь долго не спать, то вставай и пиши. Однако, природная лень не дает мне сделать этот маленький шажок…

И снова к поэзии

Сегодня я предлагаю вашему вниманию стихотворение Константина Бальмонта, которое крутится у меня в голове последнюю неделю, и которое было близко мне (по правде говоря, не все, а лишь второе четверостишье) лет пять назад. Тогда я пытался написать роман с эпиграфом Бальмонта, но после нескольких глав, я текст забросил и больше к нему не возвращался. А вот к стихотворению пришлось вернуться — на лекциях о литературе рубежа 19-20-х веков и о русской литературной критике часто вспоминали Серебряный век и Бальмонта в частности, вот так я и вспомнил снова про этот стих.

Я — изысканность русской медлительной речи,
Предо мною другие поэты — предтечи,
Я впервые открыл в этой речи уклоны,
Перепевные, гневные, нежные звоны.

Я — внезапный излом,
Я — играющий гром,
Я — прозрачный ручей,
Я — для всех и ничей.

Переплеск многопенный, разорванно-слитный,
Самоцветные камни земли самобытной,
Переклички лесные зеленого мая —
Все пойму, все возьму, у других отнимая.

Вечно юный, как сон,
Сильный тем, что влюблен
И в себя и в других,
Я — изысканный стих.

(1901)