Бабель И. Конармия

Я часто читаю те книги, которые многие прочли уже давным-давно. иногда меня раздражает такое вот опоздание, но с другой строны — если бы я прочитал их раньше, то… Да, не суть. Так вот, закончил Бабеля. Необычно, страшно, красиво. А теперь по-порядку.

облРассказы написаны тем необычайным языком, на котором говорили «новые русские» после Революции 1917 года. Бабелю удалось передать атмосферу с помощью языковых средств, Бабель великолепный стилист. Я читаю речи взводных, казаков, командиров — для меня существует какая-то недосказанность, незаконченность фраз. а герои (и живые люди) понимают друг друга, потому что они так же думают. А может быть это ассоциативное восприятие…

Читать далее «Бабель И. Конармия»

Стилизация

Стилизация — нарочито подчеркнутая имитация оригинальных особенностей определенного стиля или особенностей языка определенной социальной среды, исторической эпохи в художественном произведении. (подробнее) Я пользовался приемом стилизации довольно широко — специально, а бывало, что и неосознанно. Выходило неплохо. Это были и прозаические тексты и стихотворные. Читать далее «Стилизация»

Злой человек

Так вроде бы с японского переводится псевдоним Георгия Чхартишвили (зачем грузину брать японский псевдоним, да еще анаграмму, связанную с анархистом Бакуниным, — это, мне кажется отдельный детектив)?

Акунина знают все впервую очередь с циклом детективных романов про Эраста Петровича Фандорина (если кто и не читал, как я, например, то Турецкий гамбит и Статского советника смотрели многие). Но сегодня я хочу несколько слов (в угоду страждущим) уделить другим романам Акунина. Тем, которые читал в далеком 2001 году. Они вышли в серии провинцiальный детектив. Читать далее «Злой человек»

Саша Соколов. Между собакой и волком

sokolovЧитал эту книгу для семинара в Литинституте. Только вот не помню, вроде даже и не обсудили мы ее на семинаре по текущей литературе, впрочем как обычно… Читать было трудно. Потому что язык у Соколова довольно своеобразный. Вот оцените самые перве строчки романа:

Месяц ясен, за числами не уследишь, год нынешний. Гражданину Сидор Фомичу Пожилых с уважением Зынзырэлы Ильи Петрикеича Заитилыцина. Разрешите уже, приступаю. Гражданин Пожилых. Я, хоть Вы меня, вероятно, и не признаете, гражданин, тоже самое, пожилой и для данных мест сравнительно посторонний, но поскольку точильщик, постольку точу ножи-ножницы, и с панталыку меня вряд ли, пожалуй, сбить, пусть я с первого взгляда и совершенный культяп. Точу и косы, и топоры, и другой хозтовар, но такие подробности только усугубили бы речь.

Но этот язык весьма и весьма поэтичен, наполнен какой-то таинственной музыкой. И это тем более заметно становится в стихах, которыми перемежается проза. Да, прозаический текст разбавлен поэзией, или наоборот. И вместе они составляют единое целое.Что касается стихов, то мне показалось, их смело можно класть на ноты и петь.

Сюжет книги «Между собакой и волком» передать очень непросто, да и не к чему его пересказывать — чтобы понять роман, его нужно читать. А моих слов будет недостаточно, и передать всю атмосферу, наполняющую книгу, мне слов и вовсе не хватит. Поэтому, если вы хотите сломать язык и голову, берети книгу в руки и начинайте читать.

Богомолов В. Момент истины

Второе название книги «Момент истины» (или если угодно, подзаголовок) — В августе сорок четвертого. А это название должно быть знакомо многим по одноименному фильму с участием Евгения Миронова и Владислава Галкина.

Но сейчас о книге, хотя и фильм замечательный. Роман рассказывает о нелегких буднях разведчиков из СМЕРШа*. Группа капитана Алехина должна в кратчайшие сроки найти диверсионную группу, действующую в тылу Красной Армии, на территории Литовской ССР.

В общем-то динамичный сюжет перемежован психологическими портретами главных героев и оперативными документами, сводками, записками, приказами…Используя собственную тактику и интуицию, капитан Алехин и его два бойца (старлей Таманцев и гвардии лейтенант Блинов) прочесывают огромную территорию — лес, деревни, городки, — выслеживая шпионов.

Читая роман, мы узнаем, что до войны эти люди были совсем другими. Например, Паша Алехин был подающим надежды селекционером — написал курсовую по огурцам, а потом стал специализироваться на зерновых культурах… Владимир Богомолов показывает ненавязчиво показывает, что война изменила судьбы многих, если не всех. Но даже если это и так, работу свою нужно делать хорошо, на отлично — поэтому Алехин служит, а не выслуживается; он выполняет свой долг.

Вернемся к композиции, а именно к документам, приведенным в тексте. Они придают вес роману и особую правдивость — сложно не верить цитатам из официальных приказов или шифрограмм, к примеру:

ШИФРОТЕЛЕГРАММА «Срочно! Буняченко Рацию и все документы ликвидированной группы немедленно доставьте в розыскной отдел Управления. Егоров».

Итак, внимание! Все документы — ненастоящие. Они тоже являются художественным вымыслом, который позволяет Богомолову правдиво изобразить происходящие события. Это просто литературный прием, который вовсе не умоляет достоинств романа, а даже наоборот. (Такие приемы документальной правды использовали многие, даже Франсуа Рабле; можно сказать, что это игра в правду.)

Закончить хотелось бы советом. Если вы хотите прочитать книгу о войне (мало ли какие настроения бывают), то Момент истины подойдет как нельзя лучше.


* Смерш — сокращение от «смерть шпионам» — название советской военной контразведки в 1943-1945 годах. Полное наименование: контразведка «Смерш» НКО СССР, подчинялись непосредственно И.В. Сталину.

Скачать книгу «Момент истины» Владимира Богомолова

Эко У. Имя розы

обложкаРоман можно считать образцом исторического детектива, даже можно сказать, средневекового детектива. «Имя розы» написан по классическим канонам средневеково-возрожденческих традиций, Эко вообще мастер стилизации. Стоит заметить вводные пояснения после названий глав, а местами и тонкий юмор, и игра с читателем в этих «вводных словах», – такой прием явно перекликается с манерой романистов XVIIXVIII веков. [Вспомним хотя бы Дефо и название его романа – «Радости и горести знаменитой Молль Флендерс, которая родилась в Ньюгетской тюрьме и в течение шести десятков лет своей разнообразной жизни (не считая детского возраста) была двенадцать лет содержанкой, пять раз замужем (из них один раз за своим братом), двенадцать лет воровкой, восемь лет ссыльной в Виргинии, но под конец разбогатела, стала жить честно и умерла в раскаянии».] Читать далее «Эко У. Имя розы»